Everything is design. Everything! Paul Rand

Таких денег мир еще не видел

Новая серия банкнот Национального банка ШвейцарииРезультаты швейцарского конкурса — новое слово в банкнотном дизайне или попытка удивить мир?
Швейцария вплотную подошла к созданию новой серии денежных банкнот. Национальный банк Швейцарии в прошлом году проводил конкурс на разработку новой серии банкнот — под общим лозунгом «Швейцария открыта миру»

В условиях конкурса (принять участие в котором Национальный банк Швейцарии пригласил 12 художников-дизайнеров) специально оговаривалось, что в центре работ дизайнеров не должны находиться отдельные личности или достижения. То есть новая серия не должна быть портретной. Художникам было предложено представить Швейцарию «как единое целое, как страну, открытую всему миру», разработав шесть основных тем: деятельность по ведению переговоров и обмену, преподаванию и исследованиям, оказанию помощи и посредничеству, развлечениям и отдыху, художественному творчеству и конструированию, принятию решений и их претворению в жизнь.

Общенациональный конкурс, результаты которого были подведены в конце прошлого года, выявил трех победителей — художников, предложивших в качестве национальной валюты страны авангардные постеры мини-форматов (в полном соответствии с полученным «техзаданием»).

Впрочем, еще на стадии объявления конкурса Национальный банк специально оговаривал, что, независимо от решения жюри, оставляет за собой право самостоятельно выбрать дизайнера для новой серии — даже если этот дизайнер не попадет в число победителей конкурса.

И тем не менее результаты швейцарского конкурса, безусловно, заслуживают серьезного внимания. Является ли это новым словом в банкнотном дизайне? Или просто страна, чьи нынешние банкноты, по мнению многих экспертов, являются наиболее защищенными, решила позволить себе определенную экстравагантность?

«Водяной знак» обратился за комментариями к специалистам. Выбор швейцарского жюри комментируют начальник отдела разработки новой продукции объединения «Гознак» Александр МОЧАЛОВ, главный художник «Гознака» Тахир СЕЙФУЛИН и художник «Гознака» Дмитрий ПАНТЮШИН.

Одной красоты бывает мало

«Причина, по которой происходит замена банкнотного ряда, для производителей денег очевидна — щит всегда должен опережать меч фальшивомонетчиков. Поэтому проблема замены регулярно встает перед центральным банком каждой страны. Швейцарские банкноты, действующие ныне, были выпущены в конце 90-х годов прошлого века, и сейчас подошел срок их замены либо модернизации», — считает Александр Мочалов.

По мнению Александра Мочалова, дизайн новых банкнот стал квинтэссенцией национальной концепции Швейцарии, стремящейся стать одной из самых передовых стран в области высоких технологий, а также в сфере промышленного и художественного дизайна.

О защитном комплексе будущих швейцарских банкнот в официальных сообщениях местного Национального банка пока ничего не сказано — за исключением того, что планируется введение новых визуальных признаков, которые помогут определять подлинность банкнот без применения приборов. «В этом направлении идет весь мир, и тут как раз нет ничего нового, — отмечает Александр Мочалов. — Конечно, как специалисту мне было бы интересно взглянуть именно на визуальные признаки защиты, так как именно они, с одной стороны, наиболее востребованные для большинства людей, а с другой стороны, по этой же причине подвергаются наибольшим нападкам со стороны фальшивомонетчиков.

Я не художник, поэтому о дизайне могу судить только на уровне нравится — не нравится, исходя из собственного вкуса и позиции технического специалиста, который тесно работает с художниками «Гознака».

Швейцарские банкноты и раньше заметно выделялись из общего ряда национальных банкнот, и швейцарцы привыкли ощущать себя лидерами в этом направлении. «Новый дизайн — это логичное продолжение предыдущей серии швейцарских банкнот, которые стали в свое время не только наиболее защищенными банкнотами в мире, но и наиболее модернистскими, далеко отошедшими от традиционного дизайна банкнот, — считает Мочалов.

Если говорить об общем впечатлении, не вдаваясь в подробности, дизайн большинства художников понравился, работы сделаны на высочайшем уровне. Особенно можно выделить разработки художников, занявших первые два места в конкурсе. Условия конкурса – отражение концепции – выполнены, но вот собственно Швейцарии я не увидел, хотя, возможно, это взгляд иностранца, который плохо знает страну, в основном по фильмам, книгам, журналам и открыткам. Дизайн в стиле «хай тек» вызывает ассоциации со Швейцарией исключительно авангардным подходом. Стоит любой другой стране применить такую же нетрадиционную концепцию, швейцарские деньги перестанут быть уникальными. К тому же при взгляде на проекты банкнот невозможно избавиться от ощущения, что перед тобой не банкнота, а великолепная открытка, мини-постер».

Новая серия банкнот Национального банка Швейцарии

Но, по мнению Александра Мочалова, у новой концепции есть и оборотная сторона: «В качестве отрицательного фактора я бы назвал отход от концепции портретной серии. Кроме традиций изображать на банкнотах выдающихся деятелей, надо учитывать и особенности человеческого восприятия. Мозг человека лучше воспринимает человеческие лица и лучше их идентифицирует. Поэтому «просто картинки» с позиции их идентификации массовым пользователем явно проигрывают знакомым человеческим лицам».

Не запомнят — не узнают

«Дизайн новых швейцарских денег — сложные коллажи, составленные как из узнаваемых, так и непривычных образов, некоторые из которых вызывают неприятные ассоциации, — продолжает Александр Мочалов. — С точки зрения фальсификации такие деньги значительно проще банкнот с традиционным дизайном, сложные изображения гораздо хуже идентифицируются».

Существует целый ряд тонкостей, которые специалисты, как правило, учитывают при разработке дизайна банкнотного ряда. Для того чтобы идентификация как можно более эффективно проводилась пользователем, человеку должен нравиться внешний вид банкноты или, по крайней мере, не вызывать у него отрицательных эмоций.

«На мой взгляд, дизайн банкнот нового поколения рассчитан на высокоинтеллектуальных людей, которые отлично знают, что такое модель ДНК, изображенная на банкноте, понимают, что такое красные кровяные тельца, и так далее. Уверен, что даже в Швейцарии таких людей — не больше половины всего населения, — полагает Мочалов. — Для остальных же банкнота может стать либо малопонятным символом, либо натуралистичным изображением анатомического строения человека, вызывающим негативные эмоции».

Кроме того, не очень удачным Александру Мочалову представляется водяной знак, уже обозначенный на проекте банкнот: «На мой взгляд, он мелковат и хорошо работать не будет. Для того чтобы знак работал эффективно, он должен быть большей площади и содержать полутоновые элементы».

В целом, по мнению Александра Мочалова, если работы победителей конкурса лягут в основу новой банкнотной серии швейцар­ских франков, есть основания считать, что для осуществления простейших подделок новой швейцарской валюты особых препятствий не возникнет: «По крайней мере, эти деньги не будут более защищенными, чем прежние, если речь идет о подделках с помощью современной цифровой техники — принтеров, копиров, ЦПМ».

И все-таки портреты — лучше?

«Традиции изготовления денег существуют во всем мире. Эти традиции формируются и развиваются вместе со страной, переживая и отражая ее взлеты и падения. Дизайн — это язык, которым художник пытается выразить свой взгляд на мир. Свободный художник в своих произведениях может далеко оторваться от привычного взгляда на окружающий мир, стать непонятным для своего поколения. Деньги — это продукт, которым пользуются все, и здесь, на мой взгляд, такой отрыв неприемлем, — убежден Александр Мочалов. — При всем моем интересе к современным направлениям дизайна, традиционные бакнкноты мне нравятся гораздо больше. Лично для меня образцом идеальной традиционной банкноты остаются образцы последних немецких марок, особенно банкнота 100 марок с великолепным крупным портретом, отличным качеством гравюры и неплохим водяным знаком. При этом легкая в восприятии немецкая марка была не менее защищенной, чем швейцарские франки. В качестве не слишком удачного примера банкнотного дизайна могу привести евро — в принципе хороший дизайн не вызывает у человека, ни разу не видевшего картинок, изображенных на евро, ощущения «узнаваемости» банкноты. В том числе и поэтому подделок евро достаточно много, и распознаются они далеко не сразу — небольшое видоизменение образа банкноты не улавливается глазом обычного человека».

Самое главное в визуальном образе банкноты — ее интегральная составляющая: некие элементы банкноты, обращающие на себя первоочередное внимание: «Так сделанная хорошо немецкая гравюра, помимо воли пользователя, обращала на себя внимание. Подделать ее на принтере столь же хорошо, как на оригинале, не удастся.

Таким образом, не встречалось грубых подделок немецкой национальной валюты — портрет на подделках выходил грубоватым, и это сразу чувствовалось. Такого рода сложностей при подделке новых швейцарских франков не возникнет — большую массу насыщенного цвета передать офсетным способом намного легче, чем изящный тонкий портрет в пастельных тонах, выполненный тончайшими линиями и штрихами на пределе разрешения цифровой техники. Опыт анализа подделок показывает: насыщенные по цвету картинки поддельщики подделывают легче, охотнее и чаще, чем высокохудожественную гравюру.

Впрочем, — отдает должное швейцарцам Александр Мочалов, — это замечательно, что они сумели применить последние достижения дизайнерской мысли в такой консервативной сфере, как производство банкнот».

В то же время, по словам Александра Мочалова, нет оснований сомневаться в том, что с точки зрения защитного комплекса новые швейцарские франки будут защищены лучше старых. Однако сложность в том, что сейчас никто из фальшивомонетчиков не фальсифицирует весь защитный комплекс, подделывая или имитируя именно те внешние признаки, которые бросаются в глаза, причем, как правило, не используя для этого сложных дорогих технологий.

Очень важно заметить, что развитие и внедрение новых технологий защиты вносят значительную лепту в дизайн современных банкнот.

«Применение специальных красок, в том числе и цветопеременных, голографических изображений, занимающих довольно значительную площадь и концентрирующих на себе взгляд, потребовало от художников дополнительных усилий и нетрадиционных подходов для органичного вписывания их в дизайн изделия», — считает Александр Мочалов.

Они могут себе такое позволить?

Дмитрий Пантюшин, художник-график объединения «Гознак», считает, что профессионализм, с которым выполнены работы, требует не только восхищения, но и служит поводом в очередной раз задуматься о попытке реализации столь же смелого и глубокого по содержанию проекта в изготовлении российских банкнот.

«Однозначно что-либо сказать о том, насколько точно работы соответствуют своим содержанием условиям конкурса, сложно, так как мы не знакомы с поставленными участникам задачами. Однако, если говорить о визуальной части, то использование чистого цвета, конструктивный подход в компоновке текста и цветовых пятен, интересные эксперименты с образами не могут оставить равнодушным».

По словам Пантюшина, из представленных на обозрение конкурсных работ та серия, что удостоилась первого места, понравилась меньше всего: «Это откровенно жесткая подача, несмотря на то что я сам абсолютно спокойно отношусь к изображению черепов, внутренних органов и других, на первый взгляд, неприятных объектов. Но если правительство и народ в Швейцарии готовы к этому и изначально известно, что бабушки не станут пугаться и падать в обморок от таких изображений, а также писать жалобные письма в правительство, то это здорово».

Говоря о традиционном оформлении ныне существующих банкнот, Дмитрий Пантюшин признался, что ему нравятся немецкие и австралийские банкноты: «Они мягкие по цвету, изящны и притягательны».

«Вокруг нас все постоянно и очень стремительно изменяется: меняется дизайн архитектуры, интерьеров, дизайн бытовых предметов, автомобилей, одежды. Поэтому банкноты также должны приобретать все более современные и интересные образы, — считает Дмит­рий Пантюшин. — И Швей­цария понимает это очень ясно».

«Это свежий взгляд»

Главный художник объединения «Гознак» Тахир Сейфулин отмечает, что замечателен сам подход к созданию новой банкнотной серии: «То, что был объявлен конкурс, очень подкупает. Примечательно, что возглавлял жюри компетентный в современном изобразительном искусстве и независимый человек — директор Музея современного изобразительного искусства, причем не Швейцарии, а Германии. И что само жюри не являлось структурой Национального банка Швейцарии, а состояло из независимых специалистов, среди которых, может, и были представители банка, но это не уменьшило степени свободы жюри, зато напрочь исключило некую зашоренность, лоббирование легких решений, хотя понятно, что Национальный банк Швейцарии оставил право решения за собой».

Тахир Сейфулин напомнил, что выбор банкнотного дизайна на конкурсной основе использовался и при разработке евро: «Здесь дело даже не в том, удачную серию они выбрали или неудачную, по тематике я, кстати, считаю выбранную серию удачной. Главное, что для работы были приглашены художники из разных стран, причем и те, кто никогда не занимался созданием банкнот. Это обеспечивает возможность свежего решения. У художника или дизайнера, который десятилетиями занимается созданием банкнот, против воли вырабатываются некие штампы и представление о том, какими именно должны быть банкноты. Свежие художественные силы позволяют найти неожиданные, нестереотипные решения. Можно только похорошему позавидовать смелости швейцарских художников, которые так свободно создают нетрадиционные деньги. Привлекают, конечно, и темы, предложенные художникам для работы, — культура, образование, мироустройство. У нас таких тем никогда не было. А для художника подобная свобода очень важна. Свобода и беспристрастность».

Художники, работающие над новыми сериями швейцарских банкнот, продолжают начатую в 80х годах традицию вертикальных банкнот. При этом текстовая информация и номинал читаются как вертикально, так и горизонтально: «Это очень интересно, но не является ноухау швейцарцев — в соответствии с традициями российской бонистики маленькие номиналы было принято располагать вертикально».

Что касается цветового решения новой серии, то, по словам Сейфулина, довольно сложно судить об этом, основываясь на изображениях, помещенных на интернет-сайте: «Здесь некоторые банкноты выглядят как решенные в одном оттенке. Но в банкнотном ряду не может быть банкнот трех разных номиналов одного цвета. Значит, представленные решения еще интереснее, чем мы сейчас можем увидеть. Впрочем, есть информация, что цветовое решение банкнот останется прежним.

Представленные эскизные проекты будущих банкнот для Швейцарии — норма, для нашего российского менталитета подобные решения кажутся непривычными и необычными».



Елена Киселева

Источник: журнал «Водяной знак»

Материал опубликован в журнале «Водяной знак»  № 1-2 (33-34) за январь-февраль 2006 года, обнаружен в сети  благодаря Павлу Родькину.



Наверх